Андрей (andrej_2006) wrote,
Андрей
andrej_2006

Categories:

Алтарные будни при архиерее

Может, этот случай и покажется чем-то малозначительным, может – ничтожным, но автор, описывая произошедшее, так считать не может. И не потому, что он сам придает произошедшему какое-то особое значение, либо вздыхает с сожалением о содеянном его близким, мол, ах, если бы он тогда поступил согласно совести, правде и справедливости, то вся его жизнь потекла бы по-другому, успешно и многое он бы мог совершить богоугодного и значительного. Нет, сказать так будет неправильно, а объяснить все произошедшее почти невозможно и смутительно, как это ни обосновывай.

Рассказал мне эту историю знакомый иподиакон, который сам промучился, стараясь примирить в себе многие годы эти противоречия, и втянул меня тем самым в эту историю, всего лишь прося моего суда и совета, как ему относиться к произошедшему. Конечно, я толком ничего ответить не мог, но сам помимо воли, вот уже который год нет-нет да и вспоминаю к месту или без оного этот случай. И задаюсь мучительным вопросом: как же все-таки надо было поступить? Рассказчик мой настолько ярко и в подробностях передал произошедшее, что временами мне кажется, что я сам присутствовал и переживал все совместно с ним.

Дело происходило в храме перед всенощным бдением. Мой знакомый, к тому времени несколько лет уже успел прослужить при владыке и потому, как более опытный, имел благословение наставлять новеньких алтарников во время службы. Задача нелегкая и трудновыполнимая. Сам автор этих строк многие годы исполнял такое же послушание и до сих пор, вспоминая все совершенные им ошибки и нелепости, не перестает воздыхать и внутренне сетовать, признавая себя совершенно неспособным к такому высокому служению.

Новоприбывший алтарник был не молод, с большими амбициями и большим желанием рукоположения, интеллектуал, филолог по профессии со знанием, по его словам, двенадцати языков. Был он, впрочем, неофитом, пришедшим в православие из католиков. Да ещё по национальности из англичан, говорил и понимал по-русски с трудом. Тыкался в алтаре как слепой котенок, что естественно для начинающих и было бы это ещё ничего, если бы он упорно не хотел подчиняться алтарной дисциплине и все и всегда норовил сделать так, как он понимал, все поменять, согласно своим представлениям. А понимал он, по-видимому, гораздо больше, чем все остальные, не исключая и самого архиерея.

И вот перед всенощной в ризнице он сунулся в отделение шкафа, где содержались во множестве различного вида архиерейские облачения. Искал он там неизвестно что, зато достоверно известно как: после поиска, находящиеся там в идеальном состоянии и порядке епископские облачения пришли в полный беспорядок. Вешалки перекосились, что-то вообще свалилось на пол. Старший иподиакон, хоть и видел, что новенький что-то искал на территории владыки, не придал этому значения и даже в страшном сне не мог представить, что такое вероломство вообще возможно. Совершенное было если и не умышленным кощунством, то очевидно преступной небрежностью, которое неизбежно должно было вызвать справедливый гнев архиерея и последующее за этим справедливое наказание.

Когда рассказчик подошел к описанию этой сцены у меня ёкнуло сердце и охватил ужас от услышанного. Сразу всплыло воспоминание, когда я сам, облачая владыку, неуклюже порвал петельку в месте, где фиксируется омофор на саккосе. Реакция правящего была очень бурной, болезненной и яркой. Он так расстроился, что некоторое время не мог начать службу, все причитая и сетуя на мою нерадивость. А я чувствовал, что совершил преступление, огорчил любимого мной человека, любимого архипастыря. Мучимый совестью, я был готов понести любое наказание, но к моему удивлению его не последовало по милости владыки.

В рассказе же моего собеседника речь шла даже не о петельке, речь шла о конкретном вандализме. По крайней мере, так принято оценивать произошедшее людьми, которые постоянно нудят себя к пребыванию в трепете и памяти Божией.
Иподиакон при виде этого безобразия почувствовал, как земля уходит у него из-под ног, в глазах его потемнело и тут же услышал суровый вопрос владыки: кто это сделал? Голос у правящего был резкий, как бич рубанул по телу. Собственно выбор был небольшой. Было два подозреваемых. И этот подозреваемый должен был несомненно откликнуться и сразу обнаружить себя. Но оба молчали. Иподиакон - потому что ждал, когда новый алтарник признается, алтарник же сделал вид, что совсем не понимает русский язык, и тоже молчал, хотя контекст происходящего был совершенно прозрачен и без перевода. Владыка повторил вопрос. Снова бич нещадно просвистел и рубанул несчастного иподиакона. Молчание затянулось и архиерей покинул ризницу, переместившись в алтарь. Служба не начиналась, народ в храме недоуменно шептался, архиерей ходил по алтарю взад и вперед, нервно бормоча молитвы себе под нос, иподиакон оцепенел и не знал, что предпринять, новый алтарник сидел в ризнице с невинной улыбкой на лице и был спокоен как Будда. Общая картина была душераздирающей и безысходной.

И вот в этот самый момент иподиакон, твердивший только два слова "Господи, помилуй", ощутил такую любовь и жалость к владыке, что сердце его почти перестало биться, дыхание перехватило, глаза наполнились слезами. Неожиданно для себя самого вошел в алтарь бухнулся на колени перед правящим и с рыданиями произнес: «Это я сделал, простите меня, владыка». Он прекрасно изучил своего архипастыря и знал, что последний всегда готов простить, если видит, что виновник кается и искренне просит прощения. А простит, то тут же и успокоится.

Чудесным образом и моментально владыка пришел в себя и обрел силы отслужить всенощную. Он даже благословил нерадивого иподиакона и простил, и никогда ему произошедшего не вспоминал. В последствии новенький алтарник рукоположился, и теперь маститый священнослужитель. А иподиакон так и не изменился, не перестал говорить правду, которая заключается в милости и любви к ближнему и Творцу, хоть иногда и не кажется совсем таковой. Тем он себя и оправдывает. И после долгих лет размышлений я склонен с ним согласиться.
Tags: моя проза, православие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments