November 14th, 2006

С сигаретой

Больница

Ну и больница!!! В жизни таких больниц не видывал. Какая же это больница? Грязь и запустение, лужи черного цвета на подходе, мусор, свалка кругом, запах непотребный метров со ста доносится. Тошнотворный, пугающий, лишающий сил, неотвратимый. И никуда от него не деться. Стены здания все в потеках, грязно-желтые, штукатурка отваливается пластами, часто. Слышится – бум, бум… Это штукатурка валится. К стенам опасно приближаться. Беда, да и только. Collapse )
С сигаретой

Его звали Миша

Горя-то, горя сколько кругом,
Божьего света не видно.
Право, о собственном горе своём
Думать становится стыдно.
А. М. Фёдоров

Мы познакомились на первичном приеме по отбору больных на стационарное лечение. Занимались мы тогда всем, но профессор предпочитал оперировать больных с сосудистыми заболеваниями, что, собственно, и заставило меня рыскать по городским поликлиникам в поисках таких вот больных для удовлетворения научного интереса моего профессора.

Интереса было много: заболевание коварное – системное поражение кровеносных сосудов – беспощадно косило пациентов, как правило – мужчин, прогноз был безнадёжен. Крови и страданий тоже было много, а больше всего после этих операций было откровенных неудач, смертей молодых, внешне абсолютно сохранных людей, которым жить бы ещё и жить. Что это было – бездумье наше, или неоправданная дерзость, а, может, действительно тяжелое заболевание, не поддающееся лечению и приводящее к неминуемому смертному концу? Вопрос философский, в медицине всегда куча таких вопросов. Но больные об этом догадываться не должны. Иначе кто нам поверит? А что врачу делать? Сам оставайся наедине с этим и думай, либо мучайся всю жизнь, так и не разрешив эту проблему, либо это всё раз и навсегда пошли подальше, и прекрати тем самым эту постоянную внутреннюю истерику.Collapse )