Андрей (andrej_2006) wrote,
Андрей
andrej_2006

Консервативные преобразования правовой системы

Оригинал взят у arkadiy_maler в Консервативные преобразования правовой системы
По поводу желания исламистов ввести в регионах Кавказа шариат и ответного желания некоторых наших консерваторов не по разуму ввести в русских регионах нечто вроде Домостроя…

До тех пор, пока мы живем в государстве Российская Федерация и количество её граждан с “до-модерным” сознанием не превысило критическую массу, эти желания остаются абсолютно утопическими и не стоящими серьезного обсуждения.

Но проблема очевидного несоответствия между нашей секулярно-либеральной правовой системой и ценностными предпочтениями морального большинства все-таки существует и остается причиной большинства конфликтных ситуаций между ними.

Поэтому есть только один, наиболее логичный и цивилизованный путь решения этой проблемы – это изменение самой правовой системы в сторону большего консерватизма, когда моральное большинство перестанет воспринимать эту систему как нечто чуждое, искусственное и навязанное ему неизвестными дядями. Достаточно вспомнить, какова была историческая связь между либеральными и национальными движениями эпохи Нового времени, когда понятие “нации” и “гражданства” ещё не носило того релятивно-абстрактного и ни к чему не обязывающего смысла, как в наше время, чтобы вернуть современное либеральное право к его либерально-консервативным истокам. И поэтому те движения, которые сегодня занимаются церковной или русской правозащитой, несравнимо перспективнее, чем те, кто рисует утопические проекты “нового средневековья”.

Между тем, проблема секулярно-либерального права в нашем государстве заключается не только в том, что оно противоречит ценностным предпочтениям морального большинства, но и в том, что оно не обеспечено никаким мировоззренческим этическим фундаментом, различающим добро и зло. В этом состоит главная проблема секулярной системы – в разрыве онтологии и этики, а как следствие, этики и права. Секулярная система потому не может ответить на вопрос, чем отличается добро от зла, что эти понятия для него в принципе не существуют, а существует только “так называемое добро” и “так называемое зло” (Конрад Лоренц), как псевдопонятия человеческой культуры, объяснимые гипотезами эволюционной эпистемологии.

Коммунистические режимы пытались преодолеть эту проблему, придумывая “моральный кодекс строителя коммунизма” и воспитывая целые поколения русских людей в шизофрении морального и имморального. Либеральные режимы, особенно в России, где не было даже своей развитой либеральной идеологии (не путать с либерально-консервативной!), даже не собирались заниматься этой проблемой, а отказались от какой-либо идеологической системы, различающей добро и зло, но, при этом, оставили правовую систему, надзирающую и наказывающую за преступления, которые целиком и полностью определяются самим же правом, как будто бы присвоившим себе функции этического мировоззрения.

В итоге мы живем в ситуации, когда понятие правильного и неправильного, достойного и недостойного, заслуживающего общественного порицания и не заслуживающего, полностью ограничено сферой секулярного права и не обеспечено никакими этическими позициями. Если взять, например, ситуацию с “пусси райот” (простите, но это наиболее яркий пример на данный момент), то здесь мы видим, что секулярно-либеральная система абсолютно не защищает моральное большинство от этого эксцесса, поскольку приравнивает их преступление к любому рядовому хулиганству, где бы оно ни произошло, в храме или на вокзале, и что бы ни было его содержанием, кощунство или бытовое хамство. Когда же православные говорят о том, что это кощунство было для них не меньшим оскорблением, чем танцы над могилами их родственников, то в ответ со стороны апологетов либеральной системы мы слышим либо гробовое молчание (потому что сказать нечего), либо феерический тезис о том, что “эти ситуации нельзя сравнивать”.

Апологеты секулярно-либеральной системы не понимают (или цинично делают вид, что не понимают), что неписанный запрет танцевать над могилами ваших родственников полностью предопределен сугубо религиозным сознанием, откуда вообще возникла культура захоронений отдельных лиц и благоговейное отношение к этим захоронениям. Ведь с точки зрения либерально-секулярной идеологии к могилам ваших родственников не только нужно относиться без благоговения, они вообще не нужны – их лучше утилизовать как самое непрактичное из всего, что может быть на земле. И эти аналогии можно продолжить в бесконечность – всё то, что вы для себя считаете “святым” и “священным”, полностью коренится в религиозной ориентации человека и не имеет никакого значения для либерально-секулярного мировоззрения. Мы не родились с уверенностью в том, что нельзя убивать и красть – мы узнали об этом из 10 Заповедей, которые Господь дал нам через Моисея на горе Синай. И эти Заповеди только потому ещё сохраняют своё влияние в современном секулярном праве, что они необходимы для выживания самого либерального общества, хотя такие Заповеди как “Я Господь, Бог твой; да не будет у тебя других богов пред лицом Моим” или “Помни день субботний, чтобы святить его” – это Заповеди из того же ряда и источника, что “не убий” и “не кради”, и при этом, первые две Заповеди идут сначала, а последние две потом.

Я не знаю, насколько власть в нашей стране, равно как и во всех других либеральных странах европейской цивилизации, осознает эту проблему. Некоторые основания для робкой надежды в этом отношении есть. Главное, что не дает нашим властителям начать полноценные преобразования правовой системы в консервативном направлении – это не столько даже та тоталитарная “политкорректность” и то либеральное лобби, существование которых сегодня не очевидно только комнатным растениям, сколько собственные стереотипы и фобии, которые вдалбливала в них сначала советская власть, а потом и либеральная тусовка. Но чем дольше государство будет откладывать эти преобразования, тем радикальнее может быть реакция морального большинства, которое сегодня, конечно, и наивно, и аморфно, но уже совсем не так, как в 90-е годы. Хотя дело, конечно, не в большинстве, а в Истине.
Subscribe

  • Хорошо сказал

  • Сало не купил

    После службы очень захотелось чего-то русского, ну... сала, к примеру. Поехал в русский магазин. Купил черного хлеба, икры красной, потом, спрашиваю…

  • Трезвый взгляд на либералов

    Фильм правильный, дает полную ясность мозгам, высвечивает великого Победоносцева, как идеального героя. Эх были же люди! Обратите внимание на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments