Андрей (andrej_2006) wrote,
Андрей
andrej_2006

По следам Барбоса

Преступник

Как и всякий преступник, он выходил на дело ночью... Вздохнув, положил в объемистую сумку кулек с давно окоченевшим тельцем новорожденного. Тряпки развернулись и показали его личико, с пробитым черепом, открытыми глазками, "кричащим" ротиком. Лобная кость торчала наружу, мордашка была в крови.Он отвернулся...., надо было собраться с силами. Решить - закрывать это лицо, или пусть уж так..., полежит. Ведь недолго, да и лишний раз смотреть на это не было мочи. Долго стоял, греясь возле теплой батареи, всматриваясь в темноту за окном. Не помогало. Бил озноб.... Подошел к столу, вытащил бутылку водки, свернул ей горло и, не наливая в стакан, так из горлышка и отпил полбутылки тремя мощными глотками. Водка была как вода... Закурил.., как бы оцепенев. Потом резко повернулся, открыл сумку и бросил поверх саперную лопату. Взвалил на плечо и ушел в ночь. Идти было недалеко. Стоило перевалить через полотно железной дороги и вот оно - поле, - а на нем никому неизвестное кладбище младенцев, которое вот уже несколько лет он ежемесячно, а то и еженедельно пополнял новыми "жильцами". Господи, да когда же это кончится..., что ж мы делаем-то, как мы до этого все дожили....? Мысли неслись вихрем, как бы подпевая поземке, которая неслась, в свою очередь, по земле, застилая зрение. Видимости никакой, подумал он. Значит, шанс, что его кто-то увидит, тоже мал. Это его порадовало.., если можно так назвать чувство, которое он испытал. Земля уже схватилась первыми морозом. Рыть было трудно. Пожалел, что не взял лом. Но лишний шум. Еще больше пожалел, что не взял с собой остатки водки. Опьянения не было. Зато была комьями смерзшаяся земля и замерзшие руки, которые совсем отказывались держать лопату. Дело шло медленно. Ребенок на этот раз оказался очень большим и никак не хотел полностью ложиться в могилу. А согнуть его он не мог, потому как тельце окоченело. Он находился на грани помешательства. Ему вдруг показалось, что маленькое тельце дрогнуло и застонало. Положив его поперек ямы он встал и резко каблуком ботинка ударил по младенцу. Что-то хрустнуло и ребенок, наконец-то, провалился глубоко. Зарывал быстро, не глядя по сторонам. Еще быстрее шел обратно. Резко открыл дверь в дежурку, бросил перед дежурным на стол сумку с лопатой. Дежурный капитан, сидел в кресле развалившись: "Ну что, закопал?". Он не выдержал: "Да пошел ты на ... . Уроды вы все и меня уродом сделали. В следующий раз увольняйте, а больше я не пойду трупы закапывать. Отчетность вам они портят? Глухарь лишний? Сволочи..." Его трясло.
- Да успокойся ты. - Как сквозь вату услышал он слова капитана. Тот уже наливал два стакана водки и пододвигал закуску.
-Ну что ты, в самом деле? Эти суки нарожают, головой дитя об стенку и забот нет. Сам знаешь, сколько у нас на земле общаг бабьих. Мы ж не знаем, мож это выкидыши, мертворожденные, а с нас начальство, как за убийство будет спрашивать. Кому это надо? То в мусоропровод бросят - дворник найдет. То собачники вместе с собаками отроют. А мы корячься. Поди, найди их, этих животных. Хоть бы закапывали нормально, так нет.
Он отвернулся и ничего не сказав кепу, не выпив, вышел и медленно стал подниматься в свой кабинет. Там была бессонная ночь, еще две бутылки водки, которые он выпьет до утра, в одиночестве, и было там отчаянье..., черное страшилище, которое караулило его, пощелкивая в нетерпении зубами, сопя и торжествуя.... И в эту жуткую звериную пасть как на казнь шел он - молодой лейтенант милиции, оперуполномоченный районного отделения...
Tags: проза
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 94 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →