Андрей (andrej_2006) wrote,
Андрей
andrej_2006

Category:

Поле золотой пшеницы

Господи, помилуй. Господи, помилуй. Господи, помилуй. Молитва была бесконечной, только она зависла в пустоте, темноте, безвременье. Темно, пусто, безжизненно. Вот что-то изменилось – и к этой невещественной силе прилипла частичка иррационального, стала расти как снежный комочек, который так часто скатывают дети, начиная лепить снежную бабу. Молитва утеряла одиночество и стала стержнем того, что рождалось вокруг нее – пока ещё неопределимого, громоздкого, неповоротливого, никчёмного, бессмысленного, но совершенно личностного. Внезапно что-то сильно дрогнуло, срослось, стало единым. Господи, помилуй меня грешного. Он возвращался в свой мир, просыпаясь. Медленно, но уже неотвратимо, будто рождался из ничего. Душа застонала от этой неотвратимости, от предвкушения той боли и тягостных забот, которые, так стремительно и неизбежно сопутствуя каждому, терзают человека, не давая ему умереть, забыться, исчезнуть, ускользнуть в небытие.

Он искал выход, маленькую щелочку, чтобы, пока не поздно, сбежать, исчезнуть, прекратить свое существование. Нет, невозможно найти этой лазейки. Вспыхнула обида маленького ребенка: вредный Ты, Господи, отстань от меня, дай умереть, отпусти, нет сил. Он почувствовал, как слезы текут из-под закрытых век. Всё, бежать поздно, тело прилипло к душе в судорогах и боли.

Господи, помилуй мя – единственная реальность, соломинка, за которую он хватается в своем мире, сам не зная почему, сам не зная, откуда и зачем приходят эти слова. Тело ощутило холод, он улыбнулся. Борьба с Богом закончилась, человек сдался. Теперь, затаившись, он просто ждал, когда прибудут силы, чтобы открыть глаза, начать двигаться, начать жить. Пора. Взгляд туманный, неясный. Боль и в душе, и в теле. "Цветочки, – подумал он, – это мы легко вынесем". В доме было холодно и темно. Он наощупь нашел и свечу, и спички. Огонь согрел душу, а тело, так то – дело пустое. Потерпит. Нет страшнее боли, чем боль в сердце. Печь запылала весело, смело, принуждая радоваться. Он вдруг ощутил очень ясно, что вот он – подарок с Небес, вот она – милость Божия. Бог чувствовался совсем рядом, совсем свой и знакомый, родной, Он присел рядышком на кучу поленьев около печи. Человек вздохнул и не стал смотреть на дрова. Ни к чему это, лишнее. За окном – темнота, ветер, дождь, холод. Надо было идти. Вода, хлеб – обычный завтрак. До поля было недалеко. Оно расстилалось до горизонта. И он был один, это было его поле, и ничье другое. И он на нем работал. Работал, чтобы выжить и просто быть чем-то занятым. Это и был его мир: холодный и злой, безразличный и жестокий, обреченный, немой и глухой, равнодушный. Другого у него не было.

Камни были везде: чего было больше – их или земли – то вопрос. Среди этих камней как чудо росла пшеница. Чахлая, скудная, забиваемая сорняками, но росла. Он присел на холодный огромный валун. Смотреть, кроме как на поле, было некуда. Перед глазами поплыли годы, проведенные в тяжком и бессмысленном труде. Что было вспомнить? Вся жизнь его слилась в один день, день тяжкой бессмысленной работы. Бессмысленной!!! Он ощущал это очень остро и знал, что никогда не победит это поле, никогда не забьет закрома отборной пшеницей, никогда не будет в его доме праздника светлого и теплого. Вот он – конец его жизни, вот оно – отчаянье, от которого он так долго бегал, обманывая себя, опираясь на Бога. Бог его оставил. Слёз не было. Он окаменел и прекратил дышать, слился в единое с тем валуном, на котором сидел. Всё, это конец.

Его рука ощутила чье-то прикосновение. Слова прозвучали так просто и обыденно: "Собирайся – нам пора, тут совсем близко", словно это происходило каждый день, и не было всей этой бессмысленности и отчаянья. Совсем не было. Они шли молча, наслаждаясь радостью, такой незнакомой человеку. Идти было действительно недалеко, за ближайший поворот дороги. Там было поле, там была жизнь и свет, там было море золотой пшеницы, которую он не сеял, не растил и не жал. "Это все твое," – сказал Он и улыбнулся. Человек посмотрел Ему в глаза и улыбнулся в ответ.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments