Андрей (andrej_2006) wrote,
Андрей
andrej_2006

Если долго сидеть на берегу реки

«Если долго сидеть на берегу реки, то можно увидеть, как по ней проплывет труп твоего врага.»
Вроде эту фразу военноначальник Сунь Цзы сказал. А может это сказал Конфуций. Разве разберешь теперь? Столько лет прошло. Да и не важно это.
Я уже преполовинил свою жизнь, даже успел "проплыть" большую ее часть. И оглядываясь назад, удивляюсь сколько было возможностей погибнуть в этих жизненных стремнинах, сколько раз чудесным образом удалось миновать различные подводные рифы, сколько было реальных возможностей разбиться о скалы, захлебнуться в водоворотах, замерзнуть, окоченеть, перестать дышать и двигаться, будучи лишенным сил. Невероятно, что до сих пор жив. Невероятно и чудесно. И мне еще говорят, что чудес не бывает?
Не думайте, что это мои мысли. Так рассуждали многие мудрецы, жизнь прожившие. И даже писали об этом, пока имели силы держать перо. Кто-то и этих сил не имел и уходил в молчании, унося свою мудрость с собой.
К чему это я все? Ах, да - труп врага. Казалось бы есть ситуации в жизни, когда надо действовать, а не сидеть сиднем "на бережке". Это так очевидно, что только безумец может попытаться это оспорить. Да и, конечно, никто его и слушать не станет. Нападают - давай сдачи, их много - беги, затаись, спрячься, из засады ответь, бейся до конца, будь хитрее, изворотливей, будь жестокосердней, чем твой враг, и тогда победишь. И все-таки....

Он сидел на кухне, застывшим взглядом смотрел на дымящийся стакан кофе. Просто сидел и смотрел, сидел и смотрел, как дымится кофе, ничего больше. Внутри как-то сильно опустело, боль ушла, утянув за собой страх и внутреннюю дрожь, освободив место. И в душу постепенно, наваливаясь неспеша, как хозяин стал входить холод и нечувствие и вместе с ними решимость и неотвратимость задуманного. Мир сузился. С этого момента ничего кроме него и врага, который пытался разрушить его жизнь, раздавить, уничтожить, ничего не существовало. С этого момента и сама его жизнь не существовала. Он изменился, забыл все, оказался в пустоте, где есть только он и цель до которой надо дотянуться. И он уж к ней тянулся, начал движение. Зачем? Он не помнил. Была только цель и была пустота. Пустота внутри и пустота снаружи. И не было уже никакой разницы.
Он двигался как отлаженный механизм. Встал, надел куртку, вытащил из нее ствол, дослал патрон в патронник, поставил на предохранитель, сунул оружие в боковой карман, вышел из дома, сел в машину и нажал на газ.
Ехать было недалеко, на город уже спускались сумерки, моросил дождь, под колесами шуршала опавшая листва. Ему вдруг стало невыносимо жарко. Боковое стекло скользнуло вниз и вместе с потоком свежего воздуха ворвался запах питерской осени. Брызги дождя через открытое окно попадали в салон автомобиля, на его лицо. Руль стал совсем мокрым. Всего этого он не замечал. Перед тем, как въехать в глубину квартала и подъехать к дому, который являлся целью его маршрута, остановился, неспеша вышел из-за руля, открутил номера автомобиля и бросил их в багажник. Доехав до интересующего его дома припарковался, откинулся на сиденье и приготовился ждать. До подъезда, где скоро должна была появиться цель было метров пятнадцать. Все подходы хорошо просматривались, во дворе было пустынно, ни души, даже не было видно собачников. Совсем стемнело, дождь лил с удвоенной силой и обещал быть долгим. Он улыбнулся - все складывалось очень удачно.
Оставалось немного - дождаться появления цели, выйти из машины, сделать несколько шагов и разрядить всю обойму в человека, который непреодолимой горой встал на его пути, человека опасного, безжалостного, звероподобного. И потому, он решил стрелять на ходу не вынимая руки из кормана. Так не будет лишних движений, а значит займет меньше времени, а значит будет меньше шансов получить ответ.
Он прождал до утра, но, враг, в эту ночь, так и не вернулся в свое логово. Он снялся с места с полной решимостью приезжать туда каждый вечер, пока не исполнит задуманное. Появилось солнце. Он опять сидел на кухне и тупо смотрел на дымящуюся кружку. Сидел долго и смотрел, пока не зазвонил телефон и ему не сообщили, что сегодня ночью, при выходе из ресторана, был расстрелян его недруг. Стрелки, их было двое, стреляли из четырех стволов, не вынимая рук из карманов. Стрельба велась практически в упор до последнего патрона. Так что шансов выжить не было.
Повесив трубку, он продолжал сидеть и смотреть как дымится стакан с кофе. Медленно потянулся к напитку и наконец-то сделал глоток...
Tags: моя проза
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments