Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

С сигаретой

Когда начинают править женщины и дети (Пророк Исайя)

1 Вот, Господь, Господь Саваоф, отнимет у Иерусалима и у Иуды посох и трость, всякое подкрепление хлебом и всякое подкрепление водою,

2 храброго вождя и воина, судью и пророка, и прозорливца и старца,

3 пятидесятника и вельможу и советника, и мудрого художника и искусного в слове.

4 И дам им отроков в начальники, и дети будут господствовать над ними.
-------------------
12 Притеснители народа Моего - дети, и женщины господствуют над ним. Народ Мой! вожди твои вводят тебя в заблуждение и путь стезей твоих испортили.
-------------------
ГТ НП ВМ

Пророк Исайя.... Он выводит алгоритм, патогенез того, что происходит, когда мы изгоняем Творца и Хозяина нашей жизни. Очень сильно говорил Пророк Божий и очень убедительно. Я тут взял из него пару фразу по определенному поводу: когда начинают править женщины и дети, то это симптом сильного отхождения от Бога. Маленькие такие симптомчики, вроде, и не очень страшненькие. Однако, дальнейшая картина развития болезни ужасает. Читайте пророка, там все про нас, все ясно и просто. И тогда отпадет необходимость в этих непрерывных боданиях на тему "кто виноват и что делать".
Удачи и помощи Божией.
С сигаретой

Дороги, которые мы не выбираем. Часть 1. Женька

Вот, начал писать что-то новенькое. Будет начинаться именно так. Что выйдет, посмотрим. Может, и ничего не выйдет. Потому как тяжело идет. Сюжет развивается, но тяжело
-------------------------------------------

- Жеееенька! Жееенька, выходи, я тебя уже битый час кличу, - это я орал, вглядываясь в окна третьего этажа, где жил мой самый лучший друг - Женька, с которым мы сразу как-то сошлись когда наши мамы привели нас первый раз в детский садик. Садик был в трех минутах неспешной ходьбы от нашего дома. Целый день вместе в садике, вечером тоже вместе блуждали по старым питерским дворам, подворотням, играли в войнушку, в злобных пиратов - похитителей красавиц и сокровищ и прочую детскую ерунду, пробираясь через дебри детских фантазий, которые были свойственны и приличны детям 60-х годов 20-го века.

- Жеееенька, я уже охрип тебя звать, ты где? - опять заныл я белугой. - Выходи!
Эхо покатилось по старым питерским дворам-колодцам. Я знал, что скоро, очень скоро увижу своего любимого друга, неспешно выходящего из парадной, снисходительно улыбающегося, вышагивающего с чувством собственного достоинства будто напоказ. Король, да и только. Все это было утрировано и театрально. Это была такая игра. И мы ее прекрасно чувствовали и отыгрывали на все пять. Я же приходил в восторг. И что это было? Продолжение игры, роли, или действительно искреннее чувство? Не знаю. Тем более, что Король приходил всегда не один, а с кусками хлеба на которые было налито подсолнечное масло и густо посыпан сахар. Царская еда, а я всегда был голоден и нетерпелив. Можно простить это молодому человеку, которому совсем недавно "стукнуло" 6 лет.

Я почувствовал, что не один - холодок по спине, что-то внутри на мгновение оборвалось и тут же встало на место. Чужие... Я обернулся. Их было трое, лет по 13-14 примерно. Подходили тихо, с ухмылками на лицах, посекундно сплевывая через зубы, руки в карманах, физиономии наглые. "Эй ты, шкет, чего разорался?" - процедил один из них, видимо, вожак. И в тот же момент нанес мне удар в лицо. Голова как-то странно закружилась, качаясь слева направо и обратно, и я очутился лежащим носом в подтаявшем грязном снегу. Снег почему-то был красным. Удары продолжались, но били уже ногами. Били все трое, без остановки, не торопясь. Я сгруппировался, не плакал, молчал стиснув зубы, но подняться не мог. Да и зачем? Били бы еще больше и уронили бы еще "громче" . Я уже терял сознание, когда услышал женькин звериный рык, а потом и стон вожака. Краем глаза я видел, как он повалился рядом со мной. Всё, темнота.

А потом больница. Открываю глаза, лупаю. Женька как взрослый - сидит на стуле в белом халате у моей постели. Жует, вы представить себе не можете, мандарины! Уже почти все слопал, улыбается, тыча в то, что осталось: "Это я тебе нес, ну дык ты дрых, вот, почти все съел". Вздыхает. Да, какие там, к лешему, мандарины. Я так рад его видеть...

Так что же все-таки произошло, как я жив остался? Женька тогда молчал, совсем рассказывать не хотел. Уже после моей выписки я все узнал от женькиной старшой сестры. Все было просто. Пока меня месили, Женька неторопясь снисходил по лестнице с хлебами в руках. Нес, значит, их мне. Выходит из парадной, а тут такое. Его моментально клинит, он превращается в конкретного зверя, рычит, оглядывается и видит тяжеленную палку, лежащую в куче мусора рядом с подъездом. Хватает ее и со всей силы шестилетнего малыша обрушивает на голову вожака, интуитивно почувствовав, кто есть кто, и правильно, точно, определив цель. Палка попадает в лицо обидчика. Вожак падает со стоном, подельники разбегаются. Казалось бы, ничего такого, подумаешь - палкой по голове двинул шестилетний карапуз. Но волей случая в палке, на самом ее конце, торчит огромный ржавый гвоздь. Он-то и входит вожаку прямехонько в левый глаз и проникает в мозг через глазницу. В результате - я спасен, вожак долго болеет в реанимации в бессознательном состоянии и, наконец, оказывается на кладбище в виде покойника. К Женьке претензий никаких по причине его малолетства. Не знаю уж как, но все списывается на несчастный случай. А мы все счастливы, ну, почти счастливы. Занавес.
С сигаретой

О любви земной

Вот, попалось на просторах интернета. Вообще-то я не читатель, я больше писатель, но этот текст показался мне крайне интересным. Написано глубоко, живо, талантливо, многогранно. Можно спорить, можно соглашаться, можно рассуждать. Универсально.:)



ЗВЕЗДЫ НЕ АПЛОДИРУЮТ ЗРИТЕЛЯМ или ИСТОРИЯ ОДНОЙ ЖЕНЫ.

Я выросла в семье, в которой любовь выражалась глаголами повелительного наклонения "поешь" и "надень". Я не жалуюсь и не хвастаюсь, я констатирую. Взрослые вокруг меня не практиковали тактильных объятий и поцелуев, не говорили друг другу ласковых слов. Им было важно, чтобы я была сыта, одета по погоде и делала уроки.

Я не знала, что бывает иначе. Даже не догадывалась. И выросла в этом сценарии. Не зная, что любовь может быть синергией нежных слов и мягких объятий. При этом я была счастлива. Обычным детским счастьем. Детское счастье отличается от взрослого безусловностью и отсутствием анализа происходящего. Потому что весело. Потому что птичка. Потому что классики. Потому что солнышко. Я называю это «заряжена детством». Внутри постоянно – восторженные салюты. Потому что детство.

У будущего мужа другая история. Он долго не получался у родителей, а потом, уже на пике их отчаяния, вдруг получился. И родился маленький мальчик, пухленький купидончик, и на него вылилась лавина нежности. Мишенька купался в родительском любовании, был обласкан, зацелован, затискан. Он так и рос, залюбленным пупом земли, целых пять лет, а потом всё кончилось. Родился брат. Потоки нежности пошли в обход первенца.

Мишенька растерялся. Испытал стресс. Пытался понять, почему? Он плохо себя вёл? Сломал самосвал? Он больше так не будет… Родители были заняты выживанием, барахтались в тугих 90-х. Крохотная комнатка, двое маленьких детей – быт безжалостно выжирал молодость, время и силы. Целовали Мишеньку теперь иногда, по касательной, любовь проходила рикошетом от брата. Но все равно в семье был культ восхищения детьми и их успехами.

Еще через пять лет родилась сестра. В десять лет Мишеньке пришлось принудительно повзрослеть. Хорошо учиться, присматривать за братом, гулять с сестрой. И за взрослость - плата в виде хоть и мимолетной, но обязательной ласки, уставших маминых объятий, папиной руки, запутавшейся в вихрах давно нестриженной шевелюры.

Так Мишенька и рос, ощущая на контрасте дефицит любви, и, повзрослев, упрямо искал в девочках свою потерянную нежность. И тут судьба, словно насмехаясь, предложила ему меня. Я была одета в хмурость, закрыта от людей на все замки и щеколдочку. Миша брал штурмом. Прорывался. Завоевывал. Окружил заботой, оформленной в слова и действия. Я не стала выбираться из окружения – сдалась. Ослабила оборону. Разрешила себя целовать.

У Миши были серьёзные намерения. Он привел меня в родительский дом.

- Здравствуй, Оленька, - сказала мама. – Проходи. Мы с папочкой ждем вас с Мишенькой. Сейчас придут Ирочка и Коленька, и будем обедать.

Я была в недоумении. Я думала, что имя, как одежда, должно расти вместе с носителем. В 4 года можно носить ползунки, а к 20-тилетию нужно купить костюм. В детстве можно быть Оленькой, но к двадцати пора одеться в отчество. Почему Оленька? Потом поняла: эта семья - территория уменьшительно-ласкательных суффиксов. Тут все Оленьки, Мишеньки, Коленьки.

Я прошла в комнату. На стенах - дипломы и грамоты детей. Присмотрелась. За четвертое место. За пятое. За участие. Лауреат... Дети не побеждали в конкурсах, просто участвовали, но родители восторженно видели победу и в факте участия, и, аплодируя, вешали рамочки. Я опять удивилась. Мои грамоты за победы в Олимпиадах пылились в старой папке с ненужными документами. Мои победы не были культивированы, они были упакованы в пыль. Меня очень боялись перехвалить, и на всякий случай, не хвалили вообще. А вот растут трое перехваленных, и ничего, вроде, нормальные, не зазнавшиеся, вполне себе перспективные дети.

«Надо же, бывает по-другому!» - подумала я, впервые усомнившись незыблемости моего сценария.

Мы с Мишей стали жить вместе. Он поминутно говорил, что я - красивая. Я раньше как-то не задумывалась, красивая я или так, обычная. А тут... Он не мог пройти мимо, чтобы не выразить свой восторг, смотрел с восхищением, подходил обнять, не веря своему счастью обладания. «Наверное, я и правда красивая», - подумала я, озадаченно глядя на себя в зеркало, и усилила эффект каблуками и мини. Чтобы подчеркнуть.

Он говорил, что я талантливая. Я подозревала, что он прав, но пока ощущала всё пунктиром, не точно. Мишу же приводил в восторг любой продукт моего творчества. Стихи, статьи, танцы, песни. Ну, первые три пункта – ладно. Но вот песни. У меня нет слуха. Категорически. Я заподозрила мужа в субъективности. Но уже не спорила. Да, талантливая.

Он говорил, что ему со мной повезло. Что "спасибо, что выбрала его". Я ежедневно привыкала к мысли, что я - звезда. Что мое призвание - светить. А его - аплодировать мне. Это хорошая мысль, к ней удобно привыкать. Она мягкая, приятная телу и душе. Я плыла по жизни в коконе его восхищения.

Мне и в голову не приходило, что Миша тоже нуждается в моих аплодисментах. Ждет их и надеется. Зачем? Звезды не аплодирует зрителям... Без нежности и ласки вполне можно жить. Я же жила! Первые 20 лет… Я не знала, что любовь нужно зеркалить и возвращать сторицей. Образно говоря, в ответ на "Я тебя люблю", нужно ответить хотя бы "Я тоже", а не "Я знаю". А в ответ на "Ты красивая" нужно сказать: "Это ты красивый!", а не "Да, спасибо!"

Шли годы. Муж отчаялся ждать. Аплодисментами стер ладони в кровь. Аплодисменты стали утихать.Я к тому моменту признала в себе звезду. Поймала талант за руку. Сформулировала. И очень удивилась, почему муж вдруг стал хандрить, прыскать раздражением. Рядом с ним живет звезда! Она выбрала его! Что еще надо? Я отчитывала его скандалами за ослабленное восхищение. Давай-ка поактивней там, видишь, я расправила крылья, лечу, скажи мне, как хороша я в полете, что молчишь? Но он терял интерес к аплодисментам. Стал посматривать на другую сцену.

Дома звезда ходит в халате и ест куриную ножку прямо из кастрюли. Как бы снимает образ в прихожей и надевает перед выходом. И где-то там, на жизненной сцене, стоит, раскинув руки, и отдает энергию. А домой приползает уставшая и разряженная. А муж должен обогреть, отлюбить, зарядить. Принести чай, укрыть одеялом, сказать: "Боже, какая же ты невероятная!" А за это – плата в виде халата и куриной ножки.

Миша понял, что ошибся. Что я не находила его потерянную нежность, и не смогу ее вернуть.

Однажды я, красивая, умная и талантливая, пришла домой и услышала пустоту. Никто не хлопал и не заваривал чай. Никто не приготовил бензин восхищения – залить в мой бензобак таланта. И в этот момент я поступила как настоящая женщина. Я - обиделась. Как он мог? Неблагодарный, безответственный человек. А говорил, что любит. Лжец. Я испытывала злость. И желание отомстить. Отомщу-ка я ему своим успехом.

Он будет идти по улице и на каждом столбе видеть мои афиши. По радио –анонс моего выступления. Он включит телевизор – а там я. И он станет кусать локти и проситься назад. Но я не пущу. Я гордая. Я не прощаю предательства!

Шло время. Я упала навзничь в глухую депрессию. Пустой бензобак отказывался творить без дозаправки. Не пелось, не писалось, не танцевалось.

Только лежалось лицом в подушку. Страдалось. Хандрилось. Я вдруг заметила своего мужа. Услышала. Потерявши - заплакала.И стала кусать локти и проситься назад...

Я научусь, обязательно научусь нежности. Я буду возвращать ее тебе порционно, только дай мне этот кредит доверия. Я обещаю, это будет прекрасная кредитная история, со своевременностью каждого платежа. И я стала учиться любить своего мужчину. Восхищаться. Боготворить. Оформлять свою любовь в слова и поступки. В смс-ки, объятья, вязаные свитера. В утренний горячий кофе, в укрывание его, заснувшего, пледом, в замечание его настроения. В "ешь, всё готово", в "дай, я поглажу", в "нет, лучше галстук". В "ТЫ САМЫЙ ЛУЧШИЙ".

И тогда всё получится. И найдется потерянная нежность, и приумножится, и отольется дивидендами в счастливых глазах наших детей, которые растут в правильном жизненном сценарии, и, повзрослев, подарят любовь своим половинкам, и родят новых счастливых детей.

И концентрация счастья вокруг стихийно увеличится. И люди станут друг другу улыбаться. Потому что весело. Потому что птичка. Потому что классики. Потому что солнышко...

Ольга Савельева
С сигаретой

Ну, юмор-не юмор, но смешно:)

Монастырские будни:)

Иду сейчас по Оптиной.
Впереди молодая красивая женщина очень благочестивого вида - длинное платье , платок.
В коляске ребёнок.
Кричит истошно.
Женщина очень спешит.
Позже я увижу , что она спешила на лавочку его покормить.
За ней бредёт бабка.
Вся в чёрном - только глаза наружу.
Обвешана крестами, чётками, молитвословами.
Перемирянка - недомонахиня.
Типаж:)
И давай к молодой и благочестивой приставать:
- Ты с ним поговори, на ручки возьми, песенку спой, молитовку прочитай. Чтобы он тебя увидел. А то как не мать. Как будто украла. Спой, спой песенку. Вот я к своему ребятенку лицом всегда была. И до сих пор... А ты точно украла...
И пристает , и пристает.
А ребёнок вопит.
Молодая остановилась, коляску развернула, перекрестилась благочестиво и как рявкнет на всю Оптину:
- Бабка! Иди в жопу!
Монастырь замер... но было видно, что те, кто наблюдал, мысленно ее поддержали... Молодую, в смысле.онастырские будни:)

Иду сейчас по Оптиной.
Впереди молодая красивая женщина очень благочестивого вида - длинное платье , платок.
В коляске ребёнок.
Кричит истошно.
Женщина очень спешит.
Позже я увижу , что она спешила на лавочку его покормить.
За ней бредёт бабка.
Вся в чёрном - только глаза наружу.
Обвешана крестами, чётками, молитвословами.
Перемирянка - недомонахиня.
Типаж:)
И давай к молодой и благочестивой приставать:
- Ты с ним поговори, на ручки возьми, песенку спой, молитовку прочитай. Чтобы он тебя увидел. А то как не мать. Как будто украла. Спой, спой песенку. Вот я к своему ребятенку лицом всегда была. И до сих пор... А ты точно украла...
И пристает , и пристает.
А ребёнок вопит.
Молодая остановилась, коляску развернула, перекрестилась благочестиво и как рявкнет на всю Оптину:
- Бабка! Иди в жопу!
Монастырь замер... но было видно, что те, кто наблюдал, мысленно ее поддержали... Молодую, в смысле.
(Текст Елены Кучеренко)
С сигаретой

Что день грядущий нам готовит? (вопрос риторический)


Самый отвратительный "праздник", который я встречал. Начинается этот день всегда одинаково - все женщины, как под копирку, восклицают, мол что вы за мужики, даже 8-го марта не можете ими быть(?). А кончается, тоже одинаково - глобальной пьянкой.
Бррр....

О чем и речь:

ГИМН ИДЕАЛЬНОЙ ЖЕНЩИНЫ



На кухне мотайся и весело пой,
люби, улыбайся, будь верной женой.
всегда будь здорова, красива, стройна,
Больная жена никому не нужна.

везде успевай: в магазин, на базар,
умей успевать дефицитный товар,
ходи на концерты, газеты читай,
от мужа в развитии не отставай.

он книги читает - ты пол подметай,
козла забивает, а ты постирай.
он смотрит футбол? ты постой у плиты,
он сядет за стол? ты его обслужи.

он лег отдохнуть? ты детишек уйми,
чтоб папе поспать не мешали они.
будь ласковым, добрым и преданным другом,
внимательной, милой и страстной подругой.

с утра на работу спокойно иди,
детей в ясли? сад по пути заведи.
работу свою выполняй ты исправно,
на то ты с мужчиной теперь равноправна.

сварливой не будь - не помогут слова,
ты все получила? свободу, права.
но знай, что не даром - за все нужна плата.
тебе две руки подарил бог по блату.

ты ими умей обнимать и ласкать,
шить, гладить, стирать, убирать и вязать.
держи их в порядке, смажь кремом морщины,
авось прикоснутся к ним губы мужчины.

А если внесут мужа пьяного в стельку,
его уложи аккуратно в постельку,
сама у кровати на стульях поспи,
А утром чекушку ему поднеси.

А если супруг не пришел ночевать,
не надо в измене его упрекать.
ведь женщин в народе побольше мужчин,
поэтому нет для развода причин.

запомни получше и будь тому рада
что женщине муж достается в награду.
смотри: береги это чудо природы,
ведь жить тебе с ним еще долгие годы.
С сигаретой

Непонятка между Россией и Голландией

Много рассуждений о злонамеренных голландцах, что решили прессануть Матушку Россию из вредных евросодомских побуждений. Ребята, мне кажется все проще, значительно проще. Ну, я понимаю, у каждой нации есть свои недостатки, но сколько бы их ни было у голландцев, они - существа мирные и почти безвредные.
Поэтому, моя версия: Collapse )
С сигаретой

инфо к размышлению

1Видение Исаии, сына Амосова, которое он видел о Иудее и Иерусалиме, во дни Озии, Иоафама, Ахаза, Езекии - царей Иудейских.

2Слушайте, небеса, и внимай, земля, потому что Господь говорит: Я воспитал и возвысил сыновей, а они возмутились против Меня.

3Вол знает владетеля своего, и осел - ясли господина своего; а Израиль не знает [Меня], народ Мой не разумеет.

4Увы, народ грешный, народ обремененный беззакониями, племя злодеев, сыны погибельные! Оставили Господа, презрели Святаго Израилева,- повернулись назад.

5Во что вас бить еще, продолжающие свое упорство? Вся голова в язвах, и все сердце исчахло.

6От подошвы ноги до темени головы нет у него здорового места: язвы, пятна, гноящиеся раны, неочищенные и необвязанные и не смягченные елеем.

7Земля ваша опустошена; города ваши сожжены огнем; поля ваши в ваших глазах съедают чужие; все опустело, как после разорения чужими.

8И осталась дщерь Сиона, как шатер в винограднике, как шалаш в огороде, как осажденный город.

9Если бы Господь Саваоф не оставил нам небольшого остатка, то мы были бы то же, что Содом, уподобились бы Гоморре.

10Слушайте слово Господне, князья Содомские; внимай закону Бога нашего, народ Гоморрский!

11К чему Мне множество жертв ваших? говорит Господь. Я пресыщен всесожжениями овнов и туком откормленного скота, и крови тельцов и агнцев и козлов не хочу.

12Когда вы приходите являться пред лице Мое, кто требует от вас, чтобы вы топтали дворы Мои?

13Не носи'те больше даров тщетных: курение отвратительно для Меня; новомесячий и суббот, праздничных собраний не могу терпеть: беззаконие - и празднование!

14Новомесячия ваши и праздники ваши ненавидит душа Моя: они бремя для Меня; Мне тяжело нести их.

15И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови.

16Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; 17научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову.

18Тогда придите - и рассудим, говорит Господь. Если будут грехи ваши, как багряное,- как снег убелю; если будут красны, как пурпур,- как во'лну убелю.

19Если захотите и послушаетесь, то будете вкушать блага земли; 20если же отречетесь и будете упорствовать, то меч пожрет вас: ибо уста Господни говорят.

21Как сделалась блудницею верная столица, исполненная правосудия! Правда обитала в ней, а теперь - убийцы.

22Серебро твое стало изгарью, вино твое испорчено водою; 23князья твои - законопреступники и сообщники воров; все они любят подарки и гоняются за мздою; не защищают сироты, и дело вдовы не доходит до них.

24Посему говорит Господь, Господь Саваоф, Сильный Израилев: о, удовлетворю Я Себя над противниками Моими и отмщу врагам Моим!

25И обращу на тебя руку Мою и, как в щелочи, очищу с тебя примесь, и отделю от тебя все свинцовое; 26и опять буду поставлять тебе судей, как прежде, и советников, как вначале; тогда будут говорить о тебе: "город правды, столица верная".

27Сион спасется правосудием, и обратившиеся сыны его - правдою; 28всем же отступникам и грешникам - погибель, и оставившие Господа истребятся.

29Они будут постыжены за дубравы, которые столь вожделенны для вас, и посрамлены за сады, которые вы избрали себе; 30ибо вы будете, как дуб, которого лист опал, и как сад, в котором нет воды.

31И сильный будет отрепьем, и дело его - искрою; и будут гореть вместе,- и никто не потушит.
С сигаретой

По следам Барбоса

Преступник

Как и всякий преступник, он выходил на дело ночью... Вздохнув, положил в объемистую сумку кулек с давно окоченевшим тельцем новорожденного. Тряпки развернулись и показали его личико, с пробитым черепом, открытыми глазками, "кричащим" ротиком. Лобная кость торчала наружу, мордашка была в крови.Он отвернулся...., надо было собраться с силами. Решить - закрывать это лицо, или пусть уж так..., полежит. Ведь недолго, да и лишний раз смотреть на это просто не было сил. Долго стоял, греясь возле теплой батареи, всматриваясь в темноту за окном. Не помогало. Бил озноб.... Подошел к столу, вытащил бутылку водки, свернул ей горло и, не наливая в стакан, так из горлышка и отпил полбутылки тремя мощными глотками. Водка была как вода... Закурил.., как бы оцепенев. Потом резко повернулся, открыл сумку и бросил поверх саперную лопату. Взвалил на плечо и ушел в ночь. Идти было недалеко. Стоило перевалить через полотно железной дороги и вот оно - поле, - а на нем никому неизвестное кладбище младенцев, которое вот уже несколько лет он ежемесячно, а то и еженедельно пополнял новыми "жильцами". Господи, да когда же это кончится..., что ж мы делаем-то, как мы до этого все дожили....? Мысли неслись вихрем, как бы подпевая поземке, которая неслась, в свою очередь, по земле, застилая зрение. Видимости никакой, подумал он. Значит, шанс, что его кто-то увидит, тоже мал. Это его порадовало.., если можно так назвать чувство, которое он испытал. Земля уже схватилась первыми морозом. Рыть было трудно. Пожалел, что не взял лом. Но лишний шум. Еще больше пожалел, что не взял с собой остатки водки. Опьянения не было. Зато была комьями смерзшаяся земля и замерзшие руки, которые совсем отказывались держать лопату. Дело шло медленно. Ребенок на этот раз оказался очень большим и никак не хотел полностью ложиться в могилу. А согнуть его он не мог, потому как тельце окоченело. Он находился на грани помешательства. Ему вдруг показалось, что маленькое тельце дрогнуло и застонало. Положив его поперек ямы он встал и резко каблуком ботинка ударил по младенцу. Что-то хрустнуло и ребенок, наконец-то, провалился глубоко. Зарывал быстро, не глядя по сторонам. Еще быстрее шел обратно. Резко открыл дверь в дежурку, бросил перед дежурным на стол сумку с лопатой. Дежурный капитан, сидел в кресле развалившись: "Ну что, закопал?". Он не выдержал: "Да пошел ты на ... . Уроды вы все и меня уродом сделали. В следующий раз увольняйте, а больше я не пойду трупы закапывать. Отчетность вам они портят? Глухарь лишний? Сволочи..." Его трясло.
- Да успокойся ты. - Как сквозь вату услышал он слова капитана. Тот уже наливал два стакана водки и пододвигал закуску.
-Ну что ты, в самом деле? Эти суки нарожают, головой дитя об стенку и забот нет. Сам знаешь, сколько у нас на земле общаг бабьих. Мы ж не знаем, мож это выкидыши, мертворожденные, а с нас начальство, как за убийство будет спрашивать. Кому это надо? То в мусоропровод бросят - дворник найдет. То собачники вместе с собаками отроют. А мы корячься. Поди, найди их, этих животных. Хоть бы закапывали нормально, так нет.
Он отвернулся и ничего не сказав кепу, не выпив, вышел и медленно стал подниматься в свой кабинет. Там была бессонная ночь, еще две бутылки водки, которые он выпьет до утра, в одиночестве, и было там отчаянье..., черное страшилище, которое караулило его, пощелкивая в нетерпении зубами, сопя и торжествуя.... И в эту жуткую звериную пасть как на казнь шел он - молодой лейтенант милиции, оперуполномоченный районного отделения...
С сигаретой

Дура

Вот и лето, день солнечный, дача. Тихо, полдень, ветерка даже нет. В гостях две соседки с детьми, воркуют в чайной беседке, детки их, девчонка и мальчишка, одногодки лет семи, бегают по краю бассейна, в салочки играют. Умильно и спокойно. Я отошел и вожусь с авто, чтоб женщинам не мешать; да и так даже не вожусь, вид больше делаю. Что-то там магнитофон в машине нашептывает голосом иеромонаха-гитариста. Слышу среди детского визга - голоса у соседок прерывисты стали, запал появился и явно нарастает напряжение.Collapse )